воскресенье, 17 ноября 2013 г.

Непотопляемый



«Хотя «мода» как на преступления, так и на приговоры меняется, есть такие, которые всегда вызывают сильное отвращение. Это врачебные преступления. Я слышал, некоторые дикие племена убивают знахаря, если его пациент умер – порядок не без достоинств.
Эта целеустремленная ненависть к мяснику-шарлатану понятна. Будучи больным, мы полностью вверяем себя в руки доктора. Мы даем возможность совсем незнакомому человеку забавляться с самым для нас дорогим. Если это доверие подрывается, возникает естественное возмущение среди свидетелей или оставшихся в живых пациентов».
Г. Гаррисон, «Крыса из нержавеющей стали».

Во многих регионах России жизнь и здоровье десятков тысяч людей, страдающих тяжелыми заболеваниями, зависят от алчности одного человека, остающегося непотопляемым в то время, как его подельники один за другим отправляются в места не столь отдаленные.
Несколько лет назад на всю Россию прогремело так называемое «дело о томографах», в ходе которого выяснилось, что сразу в нескольких регионах чиновники совместно с медиками приобретали высокотехнологичное оборудование по изрядно завышенным ценам, и при этом – не соответствующее уже имевшемуся в больницах, т.е. практически бесполезное. Скандал был фантастический, полетели многие головы, вплоть до очень высоких кабинетов. Однако, как выясняется, преступная технология действует и поныне. Вполне вероятно, не в последнюю очередь постольку, поскольку на свободе остался центральный персонаж этой схемы. В качестве такового многие эксперты и журналисты называют главу одной из кампаний, занимающей значительную долю рынка высокотехнологичного медицинского оборудования.
Знакомьтесь – Дмитрий Балалыкин. В свое время он избрал себе весьма узкое и эксцентричное поприще – историю медицины, и, надо признать, достиг на нем определенных успехов. Сейчас он – доктор медицинских и исторических наук, профессор, завкафедрой Первого московского государственного медицинского университета имени И.М. Сеченова, глава и участник редколлегий солидных научных изданий и прочая, прочая, прочая. Сам г-н Балалыкин позиционирует себя эдаким гуру, философом от медицины. В интервью соответствующим изданиям он пафосно рассуждает: «Пациент «стоит в центре» этических вопросов философии медицины, это общефилософская этика, биоэтика. Пациент – он кто? Он право имеет или он предмет для эксперимента? Конечно же, он имеет права и очень даже большие». Здесь же Балалыкин гневно осуждает коммерциализацию медицины и сходу ставит диагноз нашему обществу: «Глубоко больное. Как духовно, так и физически». Проблема в том, что истинные дела Дмитрия Алексеевича громче слов говорят о том, что сам-то он прекрасно уживается в «глубоко больном» обществе, готов всячески содействовать коммерциализации врачевания, а на пациентов, как таковых, ему глубоко плевать.
То, что на истории медицины далеко не уедешь, а философией сыт не будешь, наш герой понял, едва покинув стены своей альма матер – Российского государственного медуниверситета им. Пирогова. Юноше не исполнилось и четверти века, когда он основал одну из первых в России компаний по поставкам высокотехнологичного медицинского оборудования - ЗАО «МСМ-Медимпэкс». Сейчас этот его шаг подается, как стремление к внедрению в стране передовых «интеллектуальных технологий, позволяющих решать весь спектр инженерно-технических, медико-физических и клинических задач, стоящих перед онкологическими клиниками». Увы, пресловутое «дело томографов» яснее ясного говорит,  что за этими пафосными словами нет ничего, кроме банальной жажды наживы, ради которой Балалыкин и его подельники (которых он, кстати, сдает без зазрения совести при первом удобном случае) готовы пойти на все.
Напомним, в 2010 г. была вскрыта коррупционная схема, ставшая предметом возмущения тогдашнего президента России Дмитрия Медведева. Выяснилось, что не раз и не два, а годами при закупках сложной медицинской техники, чиновники, коммерсанты и главы региональных медицинских учреждений подтасовывали результаты закупочных конкурсов таким образом, что аппараты обходились госказне значительно дороже. «В частности, за томографы, при отпускной цене производителя от 28 до 40 млн.руб., в ряде случаев было реально заплачено 90-95 млн. руб. Учитывая то, что в последние годы закупается более 150 томографов в год, доказанная (но далеко не вся!) прибыль мошенников – и одновременно ущерб бюджету – составили более 3,5 миллиардов рублей», сообщалось в СМИ.
География мошенников оказалась весьма широкой: следствие выявило одну и ту же коррупционную схему в Екатеринбурге, Ярославле, Омске, Ульяновске и других городах и регионах страны. Охотно сотрудничали с определенными поставщиками и в федеральных ведомствах: на скамью подсудимых отправились начальник Главного военно-медицинского управления минобороны РФ Александр Белевитин и его заместитель Алексей Никитин,   пустилась в бега руководитель ФГУ «Федеральный медцентр Росимущества» Ляйля Торопеева.  На пике кампании отправились за решетку начальник департамента Контрольного управления Администрации президента Андрей Воронин и замминистра здравоохранения Алексей Вилькен.
Если кто-то полагает, что на этом злоупотребления закончились, он весьма наивен. Очередной скандал разгорелся уже в этом году в Самаре и зреет в Мурманске. В августе группа сотрудников Самарского областного клинического онкологического диспансера (СОКОД) обратилась к президенту РФ Владимиру Путину с письмом, в котором, в частности, сказано
«Для СОКОД в октябре 2012 г. был закуплен и в декабре 2012 г. установлен медицинский линейный ускоритель «Elekta Synergy» (поставщик - ЗАО «МСМ-Медимпэкс»). Стоимость оборудования по госконтракту составила 160 млн. руб. 
На момент определения победителя открытого конкурса, было 2 участника, однако одного из них (ООО «Первая медицинская компания»), предложившего оборудование «Varian», которое соответствовало всем требованиям, с заявки в 127 млн. руб. по формальным причинам отклонили от участия.
По причине несоответствия техническому заданию и невозможности интеграции в комплекс радиотехнического оборудования в СОКОД, линейный ускоритель «Elekta Synergy» бездействует уже 8 месяцев. При этом очередь ожидания онкологических пациентов составляет более месяца…
В августе 2013 г. состоялся еще один конкурс. Победила компания «Юникс», предложившая линейный ускоритель за 125 млн. руб. На этапе заключения контракта решением главврача СОКОД А. Е. Орлова заявка компании «Юникс» была исключена, а контракт вновь был подписан с компанией «МСМ-Медимпэкс», предложившей линейный ускоритель «Elekta Synergy» стоимостью 155 млн. руб., все так же неспособный быть интегрированным в радиотерапевтический комплекс.
Таким образом, имеет место перерасход средств госбюджета на 64 млн. руб., а также оснащение крупного онкологического центра оборудованием, которое не будет функционировать».
Итак, что же получается? А то, что самарским онкологам нагло, средь бела дня - причем дважды - одни и те же мутные дельцы «впарили» одну и ту же, абсолютно ненужную (что, кстати, подтверждено экспертным заключением Радиационно-радиологического сообщества РФ) аппаратуру по сильно завышенным расценкам, которая в настоящее время пылится, ржавеет и приходит в негодность. Вместо того, чтобы помогать людям, страдающим тяжелыми заболеваниями, и далеко не всегда доживающим до проведения необходимой процедуры…
И все те же мутные дельцы – ЗАО «МСМ-Медимпэкс», а точнее, хозяин этой конторки г-н Балалыкин – фигурируют в уголовных делах о коррупции двух-трехлетней давности. Более того, именно его следователи и эксперты считали и считают изобретателем, вдохновителем и организатором поганой, как деревенская помойка, «передовой» технологии «честного» отъёма денег у российских налогоплательщиков.
Если вкратце, схема такова. Сотрудники ЗАО «МСМ-Медимпэкс», совместно с представителями заказчика готовят техническое задание на конкурс по поставке оборудования для онкологических центров. Правда, исключительно таким образом, что в тендере может участвовать только одна определенная компания. Дистрибьютором которой, по странному совпадению, является «МСМ-Медимпэкс».
Как это происходит? Заказчик (обычно заранее «договорившийся» с поставщиком), оформляя заявку, по сути, подтасовывает данные, за которые присваивается максимальное количество баллов при проведении тендеров. Проще говоря, в ход идут заведомо необоснованные параметры, на 100% указывающие на аппарат производства «нужной» фирмы.
Все прочие участники конкурса автоматически отсеиваются под надуманными предлогами. Невзирая на то, что подобного рода «бизнес-креатив» преследуется в уголовном порядке (ст.178 УК РФ - «Недопущение, ограничение или устранение конкуренции», предусматривающая до 6 лет лишения свободы за нанесение ущерба в особо крупном размере).
Победителем конкурса совершенно предсказуемо становится контора г-на Балалыкина, даже если предложенная ею аппаратура стоит значительно дороже предложения конкурентов, и, в отличие от него, ни к черту не годится.
Разумеется, участниками торгов, явно вступившими в преступный сговор, составляются и запросы конкурентам напористых МСМ-овцев. Например, представителям американской компании «Varian Medical Systems Inc.» (ведущему мировому производителю медицинского оборудования в области лучевой терапии). Но - только для отвода глаз. Поскольку ни один из этих запросов, как выясняется впоследствии на слушаниях в арбитраже, не доходит до адресата.
Дальше начинается нечто совсем уж запредельное. Дело в том, что, согласно федеральному закону №94 «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд», любые объемные поставки на внушительные суммы должны проверяться региональными управлениями Федеральной антимонопольной службы.
Но практически во всех регионах РФ, где «ударно работает» «МСМ-Медимпэкс», местные отделения ФАС неизменно становятся на сторону предприимчивого Дмитрия Балалыкина  и его сомнительной конторы, наживающей за казенный счет десятки миллионов долларов ежегодно. Да что там ФАС! Балалыкин к месту и не к месту хвастает своими широкими связями – и, очевидно, у него есть на то основания.
Например, если вдруг кто-то из медиков или чиновников посмеет усомниться в адекватности предлагаемых г-ном Балалыкиным аппаратов, на защиту ушлого историка медицины тут же готова встать грудью Российская ассоциация терапевтических радиационных онкологов (РАТРО), президентом которой пока является Андрей Черниченко. Как следует из резюме 6-й научно-практической конференции клинической онкорадиологии: «Господин Черниченко практически сразу полностью узурпировал власть, при этом вместо решения стратегических задач развития радиационной онкологии в стране он под прикрытием должности занимался открытым лоббированием интересов МСМ. Фактически Андрей Вадимович превратил РАТРО в придаток МСМ».
Да и развитие трехлетней давности «дела о томографах» оставляет немало вопросов: г-н Балалыкин попал в поле зрения следствия одним из первых – просто в силу того, что его МСМ занимает львиную долю этого рынка и попадалась на глаза следователям чаще прочих. Как полагают журналисты, «припертый к стенке неопровержимыми доказательствами своей вины, Балалыкин с легкостью пошел на сотрудничество с органами. Он подробно рассказал о много лет выстраиваемой им схеме мошенничества со сложной медицинской техникой. В афере участвовало московское представительство японского электротехнического гиганта «Toshiba» в лице Андрея Рожкова, высокопоставленные сотрудники Администрации Президента и министерства здравоохранения. По сути, сложилось организованное преступное сообщество, во главе которого стоял Балалыкин. Продукция закупалась у компании-производителя по нормальной цене, затем пропускалась через несколько оффшоров, после чего закупалась уже у оффшоров компанией МСМ (за бюджетные деньги) - и продавалась конечному потребителю с внешне разумной маржой, а вся основная прибыль оседала в цепочке оффшоров. Основным бенефициаром был Балалыкин».
Так это, или нет – судить не беремся. Ясно одно: по итогам следствия и суда сели все. Сел, например, начальник департамента Контрольного управления Администрации президента Андрей Воронин, по некоторым данным, обеспечивавший Балалыкину прикрытие на самом высоком уровне. Отправился за решетку директор конкурирующей с МСМ компании «РоссЛин» Леон Зильбер. Балалыкину же все как с гуся вода. Чудесным образом историк медицины избежал ответственности, получив возможность и далее продвигать в России «интеллектуальные технологии», более смахивающее на наглое надувательство. Стоит ли после этого удивляться, что «дело о томографах», похоже, не просто возродилось, но и приобрело более отвратительный вид? Теперь в российские больницы, пытающиеся спасать людей, страдающих самыми страшными заболеваниями, поставляется техника, не только по бессовестно завышенной цене, но и абсолютно бесполезная.
Ознакомившись с материалами уголовного дела о томографах, занимавший в то время пост президента Дмитрий Медведев был предельно резок: «Это терпеть больше нельзя. Это то, что вызывает, во-первых, дикую ненависть наших людей и, во-вторых, создает отрицательный авторитет страны».
И, действительно, если нам отвратителен врач, открыто пренебрегающий интересами больного, насколько же отвратительней тот, кто подсовывает хирургу тупой скальпель, а терапевту – мел вместо антибиотика? Вот только философа от медицины Балалыкина это отвращение никак не касается. Он, к сожалению – непотопляемый.