вторник, 5 ноября 2013 г.

Аналитики: «Дело Филина» искусственно раздуто для удара по Цискаридзе?

В нашем распоряжении оказалась аналитическая справка, подготовленная по ситуации вокруг нападения на балетмейстера Большого Театра Сергея Филина. Предметом разбора аналитиков стало не столько само преступление, сколько впоследствии сложившийся вокруг него информационный фон. Из аналитической записки, в частности, следует, что наибольшие выгоды из скандала с Филиным извлек для себя теперь уже бывший гендиректор ГАБТ Анатолий Иксанов. Сама же кампания в СМИ, предполагают эксперты, могла иметь своей целью нанести ущерб известному артисту балета и педагогу Николаю Цискаридзе. Развязать такой информационный шум вокруг Цискаридзе, по мнению экспертов, под силу лишь лицам, которых можно перечислить по пальцам даже одной руки, и их уши, а точнее ушки, элегантно торчат между строк публикуемых в СМИ вокруг этой темы материалов.
Иксанов и Цискаридзе обвинили друг друга в интригах

Аналитическая справка.

Вечером 17 января 2013 года, на автостоянке у дома 9 по Троицкой улице в г. Москве, неизвестный плеснул кислотой в лицо балетмейстеру Большого театра (ГАБТ) Сергею Филину, который после нескольких операций у московских врачей, вылетел для полного излечения в немецкую клинику.
По данному факту, УВД по ЦАО г. Москвы незамедлительно было возбуждено уголовное дело по признакам ст. 111 УК РФ. Уже 6 марта 2013 года МВД и СКР объявили о раскрытии этого резонансного дела и задержании причастных к нему лиц: непосредственного исполнителя - Юрия Заруцкого, его водителя Андрея Липатова и заказчика нападения - ведущего танцора Большого театра Павла Дмитриченко. По версии следствия, частично подтвержденной самим Дмитриченко, нападение на Филина было совершено из-за неприязненных отношений, возникших в результате предвзятого отношения Филина к «гражданской жене» Дмитриченко - балерине ГАБТ Анжелике Воронцовой (Филин отказал Воронцовой в назначении на роль).
Фигуранты взяты под стражу, преступление раскрыто, проводятся следственные действия, необходимые для направления дела в суд. После серии операций, состояние здоровья Филина стабилизировалось, по предварительным оценкам к работе он может вернуться в середине лета 2013 года.
Формально, все вышесказанное укладывается в версию следствия о «разборке» двух «творческих» личностей из-за девушки.
Эта версия имеет право на существование, только лишь по мотиву личной мести Дмитриченко Филину (Филин не дал значимую для карьеры Воронцовой роль, Дмитриченко очень болезненно это воспринял, однако, не имея достаточного аппаратного веса, ничего иного не смог предпринять, как «спалить» ненавистному балетмейстеру глаза). КПД этого поступка, в разрезе помощи своей возлюбленной в карьерном росте, невысок, поскольку сам способ нападения не мог стопроцентно гарантировать потерю Филиным полной работоспособности и, как следствие этого, его замену на посту балетмейстера, а если так, то вопрос с ролью Воронцовой таким способом не решается. Для решения этой задачи, Дмитриченко должен был избрать более радикальный способ нападения. Вариант же с серной кислотой, выбран был не случайно - такой способ может свидетельствовать о крайне негативном отношении к человеку, правильнее сказать, о ненависти к нему, о желании не убить, а так навредить, напакостить врагу, чтобы он всю свою жизнь испытывал страданья. С учетом признательных показаний фигурантов, прочих косвенных доказательств, можно сделать достаточно обоснованный вывод о том, что нападение на Филина действительно организовал Дмитриченко по мотивам личной мести.
Однако, созданный и постоянно подогреваемый СМИ и медийным сообществом ажиотаж вокруг этого события, заставляет пристальнее взглянуть на него под другим углом.
Практически с первых же новостных публикаций, дело о нападении на Сергея Филинабольшинством СМИ, неразрывно связано с именем ведущего солиста Большого театра - звездой мирового балета Николаем Цискаридзе. Несмотря на официальные комментарии правоохранительных органов о том, что на предмет причастности к совершению преступления отрабатываются многие сотрудники ГАБТ, именно имя Цискаридзе неразрывно упоминалось в контексте о заказчике нападения. Информация о его причастности, многими СМИ буквально «вливалась», экспансивно навязывалось сознанию масс. Никаких конкретных данных и доказательств, только ссылки на какие-то никем не названные «источники» близкие к следствию, руководству ГАБТ, семье Филина и т.д. Именно такая агрессивная манера подачи, зачастую, необъективной и «однобокой» информации, позволяет с большой долей вероятности говорить о том, что нападение на Филина - как информационный повод, рядом СМИ был прогнозируем и ожидаем, а необходимые клеше - подготовлены заранее.
Исходя из этого, версия о причине нападения, которая сводится к отказу Филиным в роли Воронцовой, становится ничтожной, так как нет прямой зависимости между утверждением на роль и нападением. Иными словами, получила бы Воронцова роль или нет, нападение на Филина все равно бы произошло, так как информационный повод о нем был ожидаем рядом СМИ. Кроме этого, достаточно сложно предположить, что вынашивая планы личной мести, Дмитриченко желал такого внимания к этому происшествию со стороны СМИ, так как повышенный общественный резонанс, как правило, заставляет правоохранительные органы работать более эффективно, в связи с чем, вероятность быть изобличенным возрастает в разы.
Следовательно, истинная причина нападения на Филина лежит гораздо глубже плоскости межличностных отношений треугольника Дмитриченко - Воронцова - Филин.
В данном случае, как и в большинстве подобных, для ответа на вопрос «кто это сделал?», следует установить или хотя бы понять, кому могла быть выгодна сама ситуация, а вернее возможность ее использования для достижения своих конъюнктурных целей.
Филину - не выгодно, даже в целях самопиара. Это слишком опасно, любая неточность в исполнении могла бы навсегда лишить его зрения (цель не оправдывает средства). Версия об инсценировке всерьез не рассматривается (некоторое время муссировалась в прессе): во-первых, слишком многоходовая комбинация, сбой на любом этапе которой мог бы привести к эффекту противоположному от желаемого, во-вторых, слишком много людей - полиция, скорая помощь, медики и т.д., которые должны были быть посвящены в суть произошедшего, при этом достаточно велик риск «слива» истинной картины произошедшего - и опять негативный эффект.
Воронцовой - не выгодно. Роль она могла бы получить только в случае смены балетмейстера либо ввиду его нетрудоспособности или смерти, либо увольнения с занимаемого поста. Ни ту, ни другую задачу это нападение не решило и, по сути, решить не могло.
Дмитриченко - только личная месть.
Стоит отметить, что само нападение на Филина, по странному или, что наиболее вероятно, спланированному стечению обстоятельств, произошло в тот момент, когда явный конфликт интересов в Большом театре вышел за его пределы и стал достоянием общественности. С одной стороны конфликта - администрация ГАБТ в лице генерального директора Анатолия Иксанова, с другой - наиболее выдающиеся артисты трупы Большого во главе с Николаем Цискаридзе. Достаточно сложно судить об истинных причинах этого конфликта, однако наиболее вероятным является не только, вернее не столько материальные блага (распределение колоссальных средств, выделяемых на нужны ГАБТ), а личные амбиции. Стоит отметить, что Иксанов пусть и известный, но всего лишь администратор - хозяйственник, управленец (занимался этим всю свою трудовую деятельность, которую начал в 1978 года с должности главного администратора Ленинградского большого драматического театра), который к искусству, в его профессиональном понимании, имеет отношении весьма посредственное (вероятнее всего поэтому, должности генерального директора и художественного руководителя в театральных учреждениях разделены).
В то время как Цискаридзе - это звезда мирового балета, с именем, мнением, непререкаемым авторитетом, как среди артистов труппы Большого, так и в мировом балетном сообществе. Очевидно, что со временем, понимая свою значимость и авторитет, Цискаридзе начал задавать или ставить вопросы не удобные для администрации ГАБТ (скорее всего оплата труда, условия труда иные материальные блага). Однако основным камнем преткновения между ним и командой Иксанова, явились непреодолимые разногласия в плане творчества (репертуар, артисты труппы, ключевые назначения и др.). Со временем Цискаридзе оценил свой аппаратный вес, уверовал, что его просто так не убрать (как убрали, например, Волочкову) - вряд ли «посмеют», а главное понял, что с позиции даже очень знаменитого, но всего лишь артиста труппы, ему своих целей не добиться. В связи с чем он перешел в открытое противостояние с администрацией явно давая понять о своих лидерских амбициях. Он открыто заявлял о тяжелом положении в Большом театре, негативно высказывался о его руководстве. Кроме этого, в самом ГАБТе под его руководство стала формироваться оппозиция, которая выдвигала конкретные требования, в том числе, об увольнении Иксанова и назначении на его место Цискаридзе (ноябрь 2012 г. открытое письмо Президенту Путину В.В.).
Вероятность того, что Цискаридзе мог добиться своих целей была весьма велика, так как многие артисты Большого были очень недовольныположением вещей, плюс очень высокий авторитет Цискаридзе в глазах труппы, особенно начинающих танцоров. Иксанов не мог этого не понимать, однако сдавать свои позиции был явно не готов (в противном случае он бы добровольно сложил с себя полномочия).
Надо отметить, что административный ресурс и поддержка в высоких кабинетах у Иксанова гораздо весомее. Он с легкостью мог бы «пролоббировать» увольнение Цискаридзе из Большого по надуманным основаниям, однако сделать этого в открытую не решался, так серьезно опасался значительного протестного движения как в стенах ГАБТ, так и в обществе в целом. Это, как говорится, «прицепом» могло подмочить его репутацию, а при негативном развитии событий, вообще лишить занимаемого поста (в этом смысле показательна ситуация со всемирно- известным актером Ж. Депардье, от которого фактически отреклись на родине, но радушно приняли в России). В этой ситуации Иксанову требовалось действовать гораздо тоньше, если не сказать ювелирнее. Цискаридзе должен был быть дискредитирован в театральном сообществе, в глазах тех людей, которые могли подать ему руку помощи. Таким обстоятельством могло быть совершение некоего поступка, явно выходящего за рамки понимания театральным сообществом, выражающего прямое презрение и пренебрежение ценностям театральной жизни и искусству, после которого вернуть былое уважение и непререкаемый авторитет невозможно никогда.
Естественно, Иксанов не мог не знать о разногласиях, а может быть и конфликте интересов между Цискаридзе и Филиным. «Розыгрыш этой карты» мог быть выгоден только Иксанову, потому что реальных бонусов для Цискаридзе от придания этому конфликту гласности выявить достаточно сложно.
Таким образом, имеем следующие элементы логической цепочки:
- объект нападения - Филин,
- фактически исполнитель - Дмитриченко,
- явная цель - месть Дмитриченко Филину,
- подоплека - существенный конфликт между Иксановым и Цискаридзе,
- заинтересованное лицо - кому выгодна медийная шумиха - с наибольшей степенью вероятности - Иксанов.
Исходя из вышеперечисленных объективных и субъективных обстоятельств, выстраивается следующая, логически обоснованная версиясовершенного нападения:
Иксанов, в целях дискредитации Цискаридзе в глазах театрального сообщества и, как следствие этого, устранение его в борьбе за руководящий пост в Большом театре, выступил инициатором и идейным вдохновителем нападения на Филина и причинения ему значительных телесных повреждений весьма неординарным способом. Зная о том, что вину Цискаридзе в рамках уголовного дела доказать не удастся, даже при наличии, мощного административного ресурса и давления на правоохранительные органы и суд, Иксанов, подготовив заблаговременно клеше для СМИ с определенным негативным для Цискаридзе уклоном, незамедлительно после нападения на Филина, развязал в медиапространсве кампанию травли Цискаридзе. При этом, представляется, что Филин в этой комбинации, о планируемом нападении осведомлен не был. Его использовали «в темную». Истинной целью нападения на Филина был не сам Филин и его здоровье, а создание вокруг этого ситуации, которую можно было бы «раздуть» в контексте борьбы с «идейным врагом» Цискаридзе. Мотивация Дмитриченко в этой ситуации может быть различной: ему пообещали преференции для него и Воронцовой, материальная составляющая и др. При этом, организаторы явно не рассчитывали, что преступление раскроют. В виду того, что Дмитриченко не дал каких-либо показаний, изобличающих Иксанова, он достаточно сильно «замотивирован» и будет рассчитывать на помощь при разрешении уголовного дела.
Также стоит отметить, что, не смотря на активную «травлю» Цискаридзе в СМИ, желаемые цели комбинации достигнуты не были. Общественное мнение разделилось, резкого осуждения не произошло, стороны остались на прежних позициях.
Развитие ситуации в негативном для Цискаридзе сценарии мало вероятно, так как замысел был рассчитан на молниеносный результат, а не на позиционную борьбу.
Однако, при получении реальных фактов, подтверждающих вышеозвученную версию, их тактически выверенная реализация позволит полностью изобличить Иксанова в его преступном замысле и, как следствие этого, одержать Цискаридзе победу в аппаратной борьбе.