понедельник, 23 сентября 2013 г.

СКандал в СК

Помощник однокурсницы и протеже Дмитрия Медведева – замглавы СКР Елены Леоненко попался на взятке, Бастрыкин приказал найти способ закрыть дело

Всё началось в четверг, 19 сентября 2013 года, когда высокопоставленный сотрудник ФМС Москвы Дмитрий Климанский, отвечающий в Московском управлении службы за проведение проверок и иммиграционный контроль, пошел давать взятку высокопоставленному сотруднику Следственного комитета России. Так случилось, что в своей деятельности сотрудник ФМС часто нарушал закон и закрывал глаза на нарушения проверяемых. И, хотя, за руку его никто не поймал, содеянное сотрудником тянуло как минимум на превышение должностных полномочий, то есть статью 286 УК РФ. И вот, чтобы не быть осужденным на срок от 3-х до 7-ми лет, Дмитрий Климанский вышел на заместителя начальника следственного отдела Управления Следственного комитета России по ЦФО Сергея Ольховникова, с которым и договорился о непривлечении к уголовной ответственности за умеренное вознаграждение в 150 тыс. долл. США.
За неуклюжими попытками начальника 1-го отд проведения проверочных мероприятий московской миграционной службы Дмитрия Климанского терпеливо наблюдали сотрудники из совершенно другой службы, которая всегда за всеми наблюдает. Проследив за передачей денег, они, ничего не стесняясь (а они вообще редко чего-то стесняются), провели обыск в кабинете у руководящего работника центрального аппарата Следственного комитета, где и обнаружили те самые 150 тыс. долл. США. Мгновенно было возбуждено уголовное дело по факту получения взятки, а Сергей Ольховников был задержан. О случившемся доложили руководителю Следственного комитета Александру Бастрыкину и, получив его добро выжигать скверну из следственных рядов, приступили к допросу задержанного. Но реальность превзошла все самые смелые ожидания!
С момента своего создания, Следственный комитет претендовал на элитарность, расследовал наиболее сложные и наиболее тяжкие преступления. А недопущение коррупции в ведомстве стало одним из кредо его бессменного руководителя – Александра Ивановича Бастрыкина. И действительно, «решить» вопрос в Следственном комитете было очень трудно. Немногие адвокаты брались за неформальное урегулирование расследуемых там дел, предпочитая «трудным» СК-шникам надежных милиционеров-полицейских. Чтобы добиться этого, Александр Иванович выстроил практически военную атмосферу. Большинство особо важных или сложных дел расследуется в центральном аппарате Следственного комитета, базирующемся в Техническом переулке в Москве, где трудятся 24 следователя при Председателе Следственного комитета – каждый в звании генерала или имеющий право на его получение, и еще порядка 40 человек – просто элитных следователей. Чуть менее одиозные, но все еще сложные дела расследуются управлениями Следственного комитета по субъектам Российской Федерации. Ну а районным отделам, как обычно, достаются бытовуха и обычные особо тяжкие преступления. Во всей системе действовало железное правило – все важные решения должны быть согласованы с руководством. Таким образом, возбуждение уголовного дела, предъявление обвинения и подобные решения в центральном аппарате принимал заместитель и доверенное лицо Бастрыкина – Василий Пискарев. Аналогичные решения в регионах по важным делам согласовывались с Главным управлением  процессуального контроля центрального аппарата. Кадрами комитета заведовал другой заместитель Бастрыкина – Юрий Нырков, а еще один заместитель Борис Карнаухов курировал пожароопасный юг.
Но в 2009 году в центральном аппарате Следственного комитета появились полноценные следственные управления по федеральным округам. Конечно, сделано это было в расчете на Северный Кавказ, где постоянно возникала необходимость поднять расследование важного дела из той или иной республики, передавать же дело в Москву не имело никакого смысла, поэтому уровень федерального округа оказался самым эффективным. Созданное полноценное следственное управление Следственного комитета по ЦФО под руководством Дмитрия Загороднева зарекомендовало себя с резко отрицательной стороны. Ни одного действительно резонансного дела это подразделение так и не передало в суд и заработало славу «кладбища» дел. В центральном аппарате Следственного комитета контроль над ЦФО был поручен однокурснице Дмитрия Медведева – Елене Леоненко, назначенной в 2009 году на должность заместителя начальника Следственного комитета России. Будучи человеком прагматичным, Елена Евгеньевна поделила с начальником подведомственного ей управления сферы влияния: когда по конкретному уголовному делу у неё был свой интерес, следствие поручали, к примеру, Сергею Ольховникову. Если такой интерес был у Загороднева, дело, обычно, передавалось следователю вроде Дмитрия Гайдука. Но, если следователь Гайдук почти каждый день заходил к начальнику управления в кабинет, просто попить чайку, то Елена Леоненко общение со «своими» следователями поручила своему доверенному помощнику Сергею Одарченко.
И именно у Сергея Ольховникова оперативники и изъяли 150 тыс. долл. взятки, а чуть надавив на задержанного, получили подробные показания о постоянной коррупционной связи с помощником Елены Леоненко – Сергеем Одарченко. На такой результат не рассчитывал никто, и оперативники сами задумались, а не получат ли они в качестве организатора преступления однокурсницу бывшего президента – премьер-министра России?
О сложившейся ситуации доложили Александру Ивановичу Бастрыкину, однако тот, испугавшись, вошел в состояние, известное его коллегам, как ступор.
Вместо того, чтобы честно рассказать о выявленных фактах коррупции и обеспечить уважение общества, Бастрыкин дал указание фактически «засекретить» обстоятельства взятки, а сам постарался дело «замять». Надо сказать, это хорошо удавалось до сегодняшнего дня.
Когда в понедельник по Москве поползли слухи о ситуации в СК России, его пресс-секретарь не нашел ничего лучшего, чем сказать «это комментировать мы не будем», фактически признав, что все обсуждаемое в народе – чистая правда.
Вместо послесловия: Елена Леоненко, конечно же, ни в чем не виновата и в отставку не собирается.